Стрелок-одиночка
Можешь бежать - беги вперед. Не можешь бежать - иди вперед. Не можешь идти - ползи вперед хоть на зубах. НО НИКОГДА НЕ СДАВАЙСЯ!
Бар "Гуап", куда вошли снайперы был большим уютным подвалом, с отоплением и горячей водой. Располагалось сие питейное заведение в подвалах бывшего Государственного Университета Аэрокосмического Приборостроения.
Вошедших парней поприветствовали практически все находившиеся сталкеры. Это была не просто принятая субординация Армии Равновесия, это было скорее общесталкерское понятие - поприветствуй бойца, потому что ты или он потом можете не увидеть друг друга никогда.
Слепой про себя отмети присутствие нескольких бойцов РФЛ, человек пятнадцать наемников из разных групп. Шраммовцев, Ос и Тигров не было - значит или скоро придут, или на задании. Для Братства слово конракт было священно.
Красные бросали нехорошие взгляды на двух парней в черных, прошитых тонких свинцовыми листами бандитских куртках. По правилам этого бара членам бандитских группировок можно было заходить сюда, но полностью безоружными, оставляя на блокпостах все что можно из оружия, включая ножи.
"Воры серьезные. Мелкая шелупонь сюда не сунется - понтов много, мозгов мало. Если есть какие предъявы - Божий Суд решит." - пронеслась мысль в голове Слепого.
Божий Суд. Она же Арена. Несмотря на военную дисциплину, царившую в РПА, и жесточайшую систему субординации, все было так же, как и пятьсот лет назад - оскорбления смывались кровью. Гопота, молодняк за год понял что за каждое брошенное в адрес РПА, наемников или РФЛ приходится отвечать собственной шкурой. Темный подвал, один на один, без снаряжения, комбинезонов и скафандров. Из оружия - только ножи. И бой до смерти. Кто оставался в живых - тот и прав.
Сидевшие за столом бандюки действительно были ворами серьезными, с кучей наколок на пальцах. Зная что "братва сталкерская не фраера позорные, а против "смуглых" канать - ваще амба, не тот цвет" сидели тихо.
На ввалившуюся толпу ребят в черных и изумрудных беретах с кокардами Братства народ тут же обратил внимание. Слепой не был исключением.
- Привет "полосатым", - спокойно сказал он, закуривая очередную сигарету.
Под "полосатыми" подразумевались и Wespen, и Сербские Тигры.
- Здраво, Слепый, - пожал ему руку Кречет, командир "Тигров".
- Здорово! - оттопырил усы в улыбке Эфа, командир "Осиного Роя".
- Слепой, ты когда нибудь нормальными сигаретами разживешься или как? - поздоровавшись спросил Кот, один из квад-лидеров "Ос".
- Мне бы ваши контракты - были бы сигары с Кубы, - хмыкнув, ответил полковник.
- Да ладно тебе - "контракты", "контракты"... - отмахнулся Кот.
- Держи, полковник. - Лазарь спокойно положил на стол перед Слепым пачку превосходного английского качества 555. - За "легионера".
- Откуда знаешь?
- Не, он еще спрашивает! - расхохотался Кот. Неожиданно улыбку как ветром сдуло, - Серега, если б я тебя не знал двадцать лет, спросил бы насчет твоей соображалки. Сокольники помнишь?
- Забудешь, блин... - хмыкнул полковник.
Давным давно, еще в учебке спецназа России и его и Кота и остальных курсантов заставляли опреелять снайперов по почерку. Много раз это пригодилось в реальных боевых столкновениях.
- Командиров группы "Осы" Эфу, Кота, Чипа и Лазаря - к командующему. - раздался голос здоровенного детины с погонами майора РПА, - Слепой, ты тоже.
- Э, каптри, я только обед заказал! - возмущенно заявил Эфа.
- Подождет. - бесцеремонно отрезал тот
- Наглость, однако. - процедил сквозь зубы высокий светловолосый крепыш по прозвищу Чип с эмблемой "ос" на рукаве.
- Забей. - коротко приказал Эфа. Его практически никогда не подводило чутье на крупный контракт.
Пройдя через сеть облицованных металлом и бетоном старательными инженерными частями РПА подземных тоннелей, буквально через каждые пятнадцать двадцать минут натыкаясь на, пожалуй самых счастливых в плане местонахождения офицеров парни спускались все ниже и ниже.
- Куда идем, майор? В преисподнюю? - шутливо спросил по ходу движения Чип.
- К дьяволу в гости... - хмуро отозвался Кот, немного жалея о горячем обеде, остававшемся наверху.
Майор "равновесников" все время движения по этому лабиринту оставался безмолвным, как конвоир.
Наконец, миновав еще одну из многочисленных бронированных дверей, сталкеры оказались в довольно просторном помещении, в котором на них тутже уставились стволы десяти автоматов. Над столом с разложенной картой Питера склонился человек лет пятидесяти на вид. На обыкнвенном полевом камуфляже красовались погоны генерал-полковника РПА.
- Товарищ генерал, командиры группы Wespen прибыли. - отрапортовал майор.
Тот коротко, подняв брови оглядел вошедших, и свернув карту, коротко бросил сухим жестким как звук натянутой проволоки голосом
- Всё оружие на стол. Все. И ножи тоже. Слепой, тебя это тоже касается.
Осы с не очень то скрываемым неудовольствием принялись выкладывать на стол содержимое. Кот, выложив содержимое, хмуро отошел от стола. Его примеру последовали чуть позже все остальные.
- Всё?
- Угу, - шмыгнув носом кивнул Эфа.
- Отлично, - кивнул генерал.
Подойдя к стене он нажал едва заметную кнопку на косяке двери. Та с еле-еле слышным шипением отошла в сторону.
- Проходите, товарищи.
Парни хмуро вошли в отделанный под викторианский стиль кабинет. У большого стола в креслах сидели двое. Обоих большинство наймов знало в лицо и не понаслышке, и предположения Эфы по поводу особо крупного контракта начали потихоньку подтверждаться
Первый, не шибко высокого роста крепкий парень с блестевшей белыми проблесками в иссиня-черных волосах сединой был знаком не только каждому сталкеру, наемнику, повстанцу или партизану РФЛ, но и противоборствующим группировкам, типа "Легиона", ненавистных "Непримиримых" и даже МОНОЛИТа. Обычный камуфляж, нашивка с изображением хитросплетенного кельтского узла, "королевский" Wild Fox на поясе.
Лис. Один из офицеров Синдиката, поставщик лучших образцов оружия для РПА и Братства.
Насколько он мог быть милосерден и благороден, настолько же он мог быть и безжалостен. И к чужим, и к своим.
Второго, мужчину на вид лет 55-60, знало и любило преимущественное большинство сталкеров и ненавидело опять-таки преимущественное большинство военных российского контингента.
Верховный Главнокомандующий, Маршал Армии Равновесия, мятежный генерал армии, непобедимый Батя, Алексей Алексеевич Судоплатов.
Талантливейший стратег и тактик, "цепной пес" Президента, тогда, в кровавом 2034 году он появился строго на середине Троицкого моста, аккурат напротив болкпостов Российских Миротворческих Сил с группой из двадцати пяти спецназовцев.
- Я Судоплатов.
Никто не посмел стрелять. На Том, правом, занятом войсками берегу воцарилась гробовая тишина. Не было слышно даже лая вездесущих бродячих собак.
Батя, несокрушимый, не знавший поражений, Батя стоял на берегу Зоны.
- Я - Сталкер. И не уйду никуда, пока НАТО и ООН не укатятся к чертям, или Зона не рухнет.
Развернувшись спиной, в сопровождении верных ему бойцов, ставших впоследствии командирами "равновесников", генерал ушел. Он не видел как вслед ему командир 120-й артбатареи в последний раз, со слезами на глазах вскинул твердую как камень ладонь к виску, отдавая воинское приветствие так, как не отдавали Президенту.
Когда фигура Судоплатова растворилась в утреннем, окутавшим Марсово Поле тумане, на берегу, занятом МС, раздалось три хлопка. Командир и заместитель командующего блокпостом "Троицкий мост", командир подразделения Невской Охраннгой флотитлии пустили себе пули в висок.
Шум и вонь поднявшиеся в СМИ трудно передать словами. Половина министров была в шоке, директор ФСБ РФ потребовал взять генерала живым, новоявленный министр Внутренних Дел, ненавистный всем сталкерам без исключения Никита Андреевич Кунцев пришел в невероятную ярость.
Президент, не долго думая тут же подписал указ о разжаловании генерала Судоплатова в рядовые, лишении всех наград и титулов. Одновременно это полностью развязало руки тщеславным "краснопогонникам" - Военной Прокуратуре России в плане того, чтобы навесить на генерала кучу самых тяжелых статей Уголовного Кодекса.
Здесь, в Зоне, по неподтвержденным данным Военной Разведки России и ФСБ, под командованием Судоплатова было приблизительно 25 000 штыков, из них порядка 10 000 - в самом Петербурге.
Всё что только можно и нельзя - оружие, медикаменты, снаряжение, боеприпасы, спецтехнику - все закупалось через Синдикат.
Да, в Европе, в Азии копорацию TNSC знали исключительно с торговой стороны. Многих из ее руководства одаривали высшими орденами и наградами держав за неоценимую помощь в плане ликвидирования эпидемий и вирусов, помощи детским домам и приютам...
И только верховное командование соединений сталкеров знало, что к чему у Синдиката.
Именно поэтому бесстрашный и хитрый как сам Дьявол, Лис сидел по правую руку от Судоплатова.
- Здравия желаем! - скорее по въевшейся в кровь привычке, нежели по Уставу, гаркнули парни.
- Здравствуйте, ребята. Рад вас видеть, - ровным, спокойным и как всегда немного усталым голосом ответил Алексей Алексеевич, - Проходите, присаживайтесь.
Парни спокойно уселись на уютные стулья с каким-то чудом сохранившимися мягкими сиденьями.
- Как... Там, Сережа? - обратился маршал к Слепому.
- Более менее, Алексей Алексеич, - спокойно начал сталкер. Он рассказал о рейде его группы к площади Восстания, о бое с бандитами и америкацами возле Пушкинской улицы, об уничтожении группы коммандос на Сенной.
- Ваша работа? - уточнил маршал у "полосатых".
- Так точно, - кивнул Эфа, - Кот учуял, как они пойдут, ну и рванул всех разом.
- Молодец.
Лис спокойно достал из планшета обыкновенный запечатанный в целлофановую оболочку желтый конверт
- Это за контракт. Отличная работа, господа. - сказал он, обращаясь к Эфе. В присутсвии генерала Лис предпочитал говорить на русском, без малейшего акцента. Хотя он мог сказать и на английском, и на испанском, да хоть на арабском - суть не изменилась бы ни на грош.
- Новости есть, сэр? - коротко спросил Чип
- Есть. Эфа!
- Да, полковник?
- Тебе: во-первых Аня уже перешла в седьмой класс. Отличница, умница. Мать прочит ей прямое поступление после школы в МГИМО. Инга в детском доме № 26, недалеко от ВДНХ.
Эфа кивнул. Аня была дочерью от первого брака. Родилась еще до той страшной мясорубки в Боливии, в 2025 году. Инга - от второго.
- Угу.
- Мария...
- Лис! - Эфа вперил в контрабандиста ледяной взор.
- Мария жива.
- ЧТО-О?!!!
Уже пять с лишним лет Эфа подписывался на любые контракты против краснопогонников, не взирая на суммы. Это была его вендетта за гибель Машеньки от пуль "миротворцев".
- Жива, - тем же спокойным и безапелляционным тоном сказал Лис. - Бежала. Пока что в Балканском союзе, в Белграде. Живет по испанскому паспорту.
- Ваши помогли? - хмыкнул Кот
- Возможно. Твои, кстати, тоже живы, Кот.
- Где?
- В Амстердаме. Живу по паспортам Шотландии.
- Понятно.
Все помолчали. Лазарь еще в первые дни Зоны отправил своих на Запад, в Европу. Чип... тут другой, крайне неприятный разговор.
О потерях все молчали. Всегда. Вспомнишь - провалишь задание.
- Теперь о контракте, ребята. - для Судоплатова не было приятно называть подобные задания контрактами, но увы - эти парни были стопроцентными наемниками, и не входили в состав Армии Равновесия.
- По данным разведки в бывшем здании Дома Советов, ниже предпологаемого уровня подвала находится лаборатория, где был спроектирован... МОНОЛИТ.
- Ученые насрали как всегда, а нам убирать - проворчал Чип.
- Ассенизационная команда, блин.- съязвил Кот, наплевав на субординацию.
- Которой платят гораздо выше промтых ассенизаторов в моей стране... и тем более в вашей. - усмехнулся Лис.
- Скажи спасибо чиновникам из правительства - крякнул от досады Лазарь
- Отставить треп! Ваша основная задача - вытащить оттуда документы. Только с их помощью мы сможем уничтожить Монолит. - коротко и строго сказал Судоплатов.
- Лабораторию, как я понял - в расход? - уточнил Эфа
- Именно. - кивнул маршал, - Понимаю, задача не из легких. Немцы отправляли туда два полноценных взвода GSG-9, то есть сотню отменных бойцов. Отменных... Никто не вернулся. Это первое. Второе, и пожалуй самое главное - ровно через месяц в Великий Новгород прибывает сам Кунцев. Ликвидируйте его. Знаю, трудно, очень трудно... Но только вы это сможете.
У всех сидящих в кабинете сталкеров резко побелели желваки на скулах. Только многолетний опыт боевых действий и совершенно секретных операций не дал ярости парней вырваться наружу.
- Сколько? - сухим, как дребезжание болгарки голосом спросил Эфа
- 3 000 000 рублей каждому, абсолютно чистые документы и годовой отпуск в любую страну, какую пожелаете. - коротко сказал Лис, - Плюс к этому - что найдете особо ценное - ваше. Претензий с нашей стороны не будет. Обещаю.
Эфа кивнул. Синдикат ВСЕГДА и пред всеми держал свое слово.
- И помните, товарищи... как бы пафосно это не звучало... В нашем деле ставка больше чем жизнь.
- Ежам обьясни, а то не поймут - съязвил Чип.
- Чип! - коротко одернул его Кот
- Чего "Чип"?
- За пререкания нам не платят...
Тот осекся. Малейшее упоминание о деньгах было, как выражались некоторые, "как мотокосой по яйцам".
- Честь имеем, господин маршал... Герр оберст, - коротко, но с достоинством кивнул Эфа.
- Успехов. Свиридов! Проводи до бара!
Оставшись наедине с Лисом, Судоплатов молча вытащил из кармана пачку неизменной "Тройки"
- Да уж... - командующий мысленно усмехнулся
- Что-то не так?
- Нет, Вилли... Просто вспомнилось...
- Бывает, - скупо проронил Лис.
Маршал примолк на пару секунд, стараясь прогнать воспоминания. Восемнадцатый год... Сухум... Цветущие и искореженные взрывами тамаринды, апельсины, гибискусы... Колонны БэТээРов, с молодыми тогда еще парнями, уходящие на восток, к грузинской границе...
Потом Москва... Стройные ряды парадных оливковых сухопутных и черных морских мундиров, блеск орденов и подвесов аксельбантов... Званые обеды в посольствах... Женщины в красивых платьях... Резвящиеся дети и внуки... Безмятежный Новый, две тысячи девятнадцатый Год... Господи, неужели это никогда не повторится...
- Ну-с, так что там с поставками медикаментов?
- Есть одна мысль, Алексей Алексеевич.
___________________________

Смуглые - Синдикат, от английского слова smuggler - контрабандист

Балканский Союз - образовавшаяся к 2030 страна. Включает в себя территории бывшей Сербии, Черногории, Хорватии, Словении, Македонии, Албании, Боснии и Герцеговины
запись создана: 15.01.2010 в 00:35